МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Они внесли огромный вклад в развитие российского театра»: в Мещанском суде показания дают свидетели защиты

«Они внесли огромный вклад в развитие российского театра»: в Мещанском суде показания дают свидетели защиты

Повторный судебный процесс по «делу Седьмой студии» продолжается в Мещанском суде. Гособвинение представило своих свидетелей и свои доказательства. И теперь защита представляет свои. На первом процессе до этой стадии дело не дошло: когда у прокурора закончились доказательства и свидетели, судья Ирина Аккуратова решила, что следует провести новую экспертизу по делу.

Ее не удовлетворила экспертиза, проведенная по ходатайству следствия экспертом Рафиковой. Та самая экспертиза, которая легла в основу обвинительного заключения о «похищении „Седьмой студией“ 133 миллионов рублей, перечисленных Минкультом».

И вот на прошлой неделе защита попросила суд разрешить зачитать результаты второй комплексной экспертизы, сделанной по решению судьи на первом процессе.

Эта комплексная экспертиза состоит из двух частей: финансово-экономической, которую проводили эксперты из экспертного центра при Минюсте, и искусствоведческая. Ее по решению Мещанского суда провели двое признанных и уважаемых в России и мире экспертов с множеством регалий: Видмантас Силюнас, театровед, заслуженный деятель искусств Российской Федерации, и Марина Андрейкина, заместитель художественного руководителя директора МХТ имени Чехова, кандидат экономических наук.

Экспертиза об экономии денег

Перед экспертами были поставлены семь вопросов.

Первый: «В каком размере на счета „Седьмой студии“ поступили деньги от Минкульта?» (Речь идет о 2011−2014 годах — «МБХ медиа»).

Ответ: «216, 5 миллионов рублей».

Второй вопрос: «В каком размере поступали на счета «Седьмой студии» деньги из других источников?

Ответ: «40 миллионов рублей, в том числе займы и кредиты».

Третий вопрос: «Какой была общая сумма всех расходов «Седьмой студии» на «Платформу»?

Ответ: Определить общую сумму расходов не представляется возможным из-за отсутствия в деле полного пакета документов бухгалтерского учета.

Четвертый вопрос: «Осуществлялись ли «Седьмой студией» расходы, не связанные с «Платформой»?

Ответ: «Определить сумму расходов не представляется возможным из-за отсутствия в деле полного пакета документов бухгалтерского учета».

Пятый вопрос: «Перечислялись ли „Седьмой студией“ деньги компаниям, которые указаны в обвинительном заключении, как обнальные конторы?»

Ответ: «Седьмая студия перечислила им 133 миллиона рублей».

Шестой вопрос: «Сколько денежных средств должно было быть потрачено на „Платформу“ по контракту и соглашениям с Минкультом? Были ли достигнуты цели, заявленные в проекте?»

Ответ: «Платформа» была важным социальным и культурным явлением; общая сумма необходимых затрат (без налогов) на осуществление проекта, подобного «Платформе», в 2011—2014 гг. составляет 260 761 630 рублей.

И, наконец, седьмой вопрос, последний: «Какова разница между суммой, выделенной Минкультом, и суммой, установленной в ответе по шестому вопросу?»

Ответ: «Сумма необходимых затрат (без налогов) на осуществление проекта, подобного „Платформе“, превышает общую сумму денежных средств, выделенных Министерством культуры Российской федерации в качестве субсидий АНО „Седьмая студия“ для реализации проекта „Платформа“. Сумма составляет отрицательную величину (216 500 — 260 761 630)».

То есть, в переводе с «экспертного» языка на русский, «Седьмая студия» потратила денег на свои мероприятия больше, чем было выделено Минкультом. О похищенных деньгах обвиняемыми в этой экспертизе ничего не сказано.

Сказано лишь о сумме обналиченных денег — 133 миллиона рублей.

Сам факт обналичивания денег бухгалтером Масляевой и ее друзьями никто из фигурантов «дела Седьмой студии» не отрицал и не отрицает. Но в ходе и прошлого процесса, и повторного ни один из свидетелей обвинения не говорил о том, что получал указания от Кирилла Серебренникова, Алексея Малобродского, Софьи Апфельбаум или Юрия Итина обналичивать деньги.

Защита предложила суду просмотреть видео спектаклей, концертов, дискуссий, всего того, что происходило на «Винзаводе» в рамках «Платформы», чтобы составить об этом свое мнение, независимое от мнения экспертов. Два дня с перерывом на эвакуацию из суда (в четверг по анонимному звонку Мещанский суд вместе с Тверским были на несколько часов эвакуированы из здания на Каланчевской улице) вместе с судьей Олесей Менделеевой мы смотрели фотографии и видео мероприятий. Это те же самые диски, сделанные «Седьмой студией» и записи из программ, посвященных проекту «Платформа» на канале «Культура» (всего 18 часов записей), которые в Мещанском суде уже смотрели 28 февраля 2018 года.

Огромный массив видео и фотоматериалов, подтверждающих, что все заявленные мероприятия в рамках проекта «Платформа» были реализованы и прошли с 2011 по 2014 годы в присутствии большого числа зрителей, с множеством российских и иностранных знаменитостей.

«Они войдут в историю»

Александр Маноцков. Фото: Елена Никитченко / ТАСС

О значимости проекта «Платформа» в суде рассказали и первые свидетели, вызванные защитой. Это композитор Александр Маноцков, который был куратором музыкальной части проекта «Платформа». Маноцков говорил о значении и о масштабе проекта. Было проведено более 20 концертов. Потом на видео и Маноцков и Кирилл Серебренников обращали внимание судьи на оркестры, показывали, сколько было музыкантов, какие были инструменты, объясняли, что некоторые из них приходилось специально покупать. В каждом концерте участвовал пресловутый рояль, покупку которого следствие вменяло Алексею Малобродскому как серьезное деяние. Серебренников же объяснял, что покупка рояля была не прихотью, а необходимостью. На одном из видео Александр Маноцков дирижирует своей оперой «Страсти по Никодиму», написанной специально для «Платформы».

«Наша миссия была — войти в мировой контекст», — объяснял суду Маноцков. Он говорил о том, что «Платформа» оказалась по сути единственной институцией в Москве, которая тогда решила представить современную музыку. И таким образом Москва была нанесена на карту современной мировой музыки. «Это было почетно и хорошо», — заключает композитор Маноцков.

У прокуроров же к нему, понятное дело, вопрос о деньгах и о бухгалтерии. Гособвинитель интересуется, знает ли тот бухгалтера Масляеву.

Композитор признается, что нет. Он объясняет, что если то или иное мероприятие стоило очень дорого, они с продюсером отказывались от него: «Если какие-то вещи в смету не помещались, мы перестраивались, мы шли от задачи, а не от суммы, чтобы ее освоить».

Известный театральный критик, а ныне артдиректор центра имени Мейерхольда Елена Ковальская также выступила на процессе как свидетель защиты. Она рассказала, что во времена «Платформы» работала театральным критиком в журнале «Афиша», знает, что спектакли были настоящие, не фиктивные, она писала практически обо всех мероприятиях, брала интервью у Кирилла Серебренникова. Ковальская оценила проект «Седьмой студии» очень высоко: «Тогда некоторые театры задавались вопросом „быть или не быть“, а после работы на „Платформе“, — стали». На вопрос судьи, как она могла бы охарактеризовать подсудимых, сказала: «Они внесли огромный вклад в развитие российского театра, войдут в историю».

А когда Ковальскую спросили, что она думает о расходах «Седьмой студии», ведь теперь сама работает в театре и может представить, сколько стоит поставить спектакль, Ковальская ответила очень конкретно: «Расходы разумны, я бы задалась вопросом, где экономили».

Защита только начала представлять своих свидетелей и свои доказательства. Самое главное: спектакли, концерты, дискуссии — были. И масштаб их впечатляет и по видео, и по свидетельствам тех, кто на них присутствовал и участвовал. Каждое видео для судьи комментирует Кирилл Серебренников. Он рассказывает о том, как специально для спектакля «Метаморфозы» заказал новый перевод Овидия, потому что старый перевод оказался очень несовременным и его бы не поняли молодые зрители, и так далее, и так далее: говорит о значимости балетного проекта, это был проект современного балета, чрезвычайно важный для современного искусства.

Фото: oteatre.info

«Платформа» — в видео, публикациях и в книге

Один из главных выводов, который можно сделать о миссии «Седьмой студии»: «Платформа» — во многом просветительский проект. Но он не только просвещал зрителей, он как объясняет Серебренников, давал работать молодым людям, которые только начинали творческую жизнь. О этом говорила и Елена Ковальская, когда рассказывала о молодых режиссерах, которые, начиная на «Платформе», в дальнейшем состоялись в других проектах и театрах.

Серебренников обратил внимание судьи на то, что, благодаря «Платформе» молодые композиторы получали гранты на создание своей музыки, и им не надо было уезжать в Берлин или Штутгарт, они могли работать в России".

После просмотра видеоматериалов защита попросила судью обратить внимание на тома уголовного дела, в которых представлены публикации прессы о проекте «Платформа», распечатки из Facebook со страницы проекта и как «вишенку на торте» попросила приобщить к материалам дела большую книгу, изданную «Гоголь-Центром» с фотографиями о спектаклях Кирилла Серебренникова. Судья взяла книгу, долго ее листала, перечисляя название спектаклей, поставленных на «Платформе». Даже прокурор не возражал против приобщения книги. И так еще одно доказательство реальности, а не фиктивности спектаклей «Седьмой студии» оказалось в материалах уголовного дела.

Вдумайтесь: приобщить к материалам дела книгу с фотографиями спектаклей! Привычно вслушиваясь в эти судейские слова, спрашиваешь себя: кого здесь судят? Театр, спектакли?

Справедливости ради скажем, содержание спектаклей не обсуждается, никому из участников процесса не предъявляется никакая крамола, никакое инакомыслие. Что же происходит на этом суде?

Профессионалов высокого класса, создавших проект, который по мнению признанных в театральном мире авторитетов, «войдет в историю», уже который год пытаются назначить «мошенниками».

И здесь, конечно, поражает роль Минкульта. Министерство, которое должно гордиться проектом и отказаться от несуществующих претензий, ведь о них, оно, министерство, узнало лишь когда было возбуждено уголовное дело! Отказаться? Министерским чинам это и в голову не приходит. Вместо этого министерство посылает на суд своих представителей, которые не могут связать двух слов.

Стыдно…

Защита будет представлять своих свидетелей как минимум еще неделю. И это будет не просто защита конкретных обвиняемых, это защита доброго имени российского театра.

И, наверное, есть в этой истории какая-то ирония. Ирония судьбы, что ли…

А может, это символично, что приговор по «театральному делу» будет вынесен в самом конце года, который в России назван «Годом театра».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: