МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Трое суток, считай, оправдательный приговор»: как прошел суд по административному делу координатора «Голоса»

«Трое суток, считай, оправдательный приговор»: как прошел суд по административному делу координатора «Голоса»

Координатора движения «Голос» Владимира Егорова задержали 7 сентября. Он должен был работать наблюдателем на выборах в Мосгордуму, но воскресенье провел в ОВД «Дорогомиловское» без еды и воды — вплоть до суда 9 сентября. Дорогомиловский районный суд арестовал координатора на пять суток, с учетом проведенного в отделе времени ему осталось отбыть трое суток административного ареста. Егорова признали виновным в том, что он «размахивал руками, вел себя неадекватно» и нецензурно бранился на избирательном участке, куда его не пускали проголосовать досрочно.

«Полиция правильно делает, что прессует вас, либералов»

С момента задержания 7 сентября примерно в 14 часов Владимир Егоров не выходил на связь. О том, что его задержали, стало известно только к полуночи, потом еще полдня с ним не удавалось связаться, и к нему в ОВД «Дорогомиловский» не пускали адвоката «ОВД-Инфо» Ольгу Пельше. По закону, административное задержание не может превышать 48 часов. В суд Егорова доставили силой как раз когда этот срок закончился.


Координатора «Голоса» конвоировали полицейские: тащили за руки и куртку, которую, как я узнала позже, порвали в результате потасовки с полицией, начавшейся прямо в коридоре у рамок: трое полицейских загнали Владимира в угол. Им помогал некий мужчина в сером костюме, представившийся мне «гражданином Российской Федерации»: он утверждал, что Егоров угрожал его избить. Активист требовал от приставов, чтобы они навели порядок, но те его будто не слышали.

Рядом остановился крепкий мужчина средних лет: он не мог понять, что происходит, переспрашивал, за что держат Егорова, почему с ним обращаются как с опасным преступником. Бабушка, стоявшая поодаль, сказала: «Вот так в России со всеми! Прекратите сейчас же, отпустите человека, что вы делаете?!» Полицейские и приставы молчали, Егоров отвечал: «Меня держат уже больше 48 часов. Толкаются, не дают уйти. 48 часов мне не давали ни пить, ни есть. Это пытки». «Вы препятствуете моей свободе передвижения, — повторял активист полицейским. — Со мной сидели насильники, педофилы, вы их отпустили, а меня нет. Возмутительный случай!»

Мужчина смотрел на все это минут 10, казалось, он сочувствует задержанному. Но потом развернулся и пошел на выход со словами: «Полиция правильно делает, что прессует вас, либералов! Вспомните 90-е! Нас всех все устраивает! Вы работаете на американские деньги! У вас ничего не получится!». Участковая, составлявшая на Егорова протокол, прошла мимо, оставив его вопрос «В каком я статусе? Почему меня удерживают?» без ответа. Оказалось, что она и адвокат направились к судье «согласовывать заседание», как мне объяснил активист из штаба Дмитрия Гудкова, в котором Владимир работает юристом.

«Закройте его до понедельника»

Я пыталась расспросить Егорова об обстоятельствах задержания, но между нами были полицейские и приставы. Мне сказали не подходить близко, «не создавать столпотворение» и попросить Егорова «говорить громче». Активист объяснил, что ему не дали ознакомиться с материалами, он не знает, в чем его обвиняют, но скорее всего, в нецензурной брани. Потом Егорова резко потащили к лифту, он сопротивлялся, его опрокинули и буквально поволокли по белому кафельному полу.

Когда я поднялась на четвертый этаж, активист уже был в зале заседаний. Судья Венера Бочарова объявила, что рассматривается административное дело по части 2 статьи 20.1 КоАП (мелкое хулиганство с неповиновением представителю власти). Защита заявила ходатайства о вызове сотрудников полиции, которые задержали Егорова, прокурора для соревновательного судебного следствия, сотрудников ТИК, которые заявили о хулиганстве, и о ведении протокола. Сам координатор заявил ходатайство о переносе заседания и письменное ходатайство о том, что его держали без воды и еды более 50 часов.

Пока судья была в совещательной комнате, дочь Егорова Настя дала отцу воды, а мой коллега Никита Масловский предложил ему свой обед — плов с индейкой. Но приставы не разрешили есть в зале заседаний. Егоров рассказал, что пришел в ТИК района Дорогомилово, чтобы досрочно проголосовать, но его не пропускал охранник, требуя предъявить паспорт, хотя мимо него прошла женщина, у которой ничего не спросили. «Я позвонил в полицию, вышел председатель комиссии, меня впустили, я проголосовал, и меня задержали те полицейские, которых я же и вызвал», — рассказал координатор. Егоров добавил, что некий мужчина, возможно, из ОВД или глава префектуры, сказал: «Закройте его до понедельника». Владимир записал это на диктофон и видео, из ОВД его отпустили через три часа. Забрав телефон, он обнаружил, что все данные стерты, а телефон приведен к заводским настройкам. Затем Егорова задержали снова.

Владимир Егоров. Фото: Виктория Ли / МБХ медиа

«По моему же заявлению меня и задержали»

Судья Бочарова, вернувшись в зал, отклонила все ходатайства под стандартным предлогом: в них нет необходимости. И привела протокол полиции о том, что Егорову предоставили положенную пищу. Егоров возразил, что он просто расписался, но еды так и не получил. Координатор попросил время на ознакомление с материалами дела, судья удалилась их подготовить. Активисту разрешили выйти покурить, но и в курилке Владимир не успел съесть предложенный плов — на входе в суд у Никиты забрали вилку.

На ознакомление с материалами (стопка копий протокола, рапортов, заявлений и объяснений частично написанных от руки) Егорову дали около 40 минут. Активист пытался разобрать почерки и писал комментарии: например, в рапорте полицейских говорится, что конфликт с охранником и сотрудницей ТИК Анной Егоровой был во время задержания, хотя инцидент с охранником случился до приезда полиции.

«Никаких действий по моему заявлению не было произведено, то есть по моему же заявлению меня, получается, и задержали. И только через пять часов поступает заявление от сотрудников управы, что я якобы ругался матом и якобы кого-то за что-то дернул!» — возмущался Егоров.

В заявлении сотрудницы ТИК сказано, что Владимир преследовал ее, нецензурно выражался, дернул дверь за ручку, из-за чего женщина ударилась о дверной косяк, и у нее обнаружили растяжение левой руки (справку о травме сотрудница приложила к заявлению. — «МБХ медиа»). В объяснениях охранника сказано, что Егоров схватил Егорову за руку одной рукой, а другой за дверную ручку. Также Егоров, по словам охранника, пытался войти, тот пытался ему помешать, а Егоров якобы ударил его в ответ, нецензурно выражаясь.

«Я не мог потянуть за левую руку: дверь открывается вправо. Егорова, по ее словам, зашла за дверь, я мог только дернуть за ручку, тогда было бы ушиблено правое предплечье, а не левое. Можем провести следственный эксперимент, который покажет, что левое предплечье было невозможно ушибить», — настаивал Егоров.

«Описание в рапортах — оценочное суждение и только»

Егоров объяснил, что он аккредитованный журналист и наблюдатель на выборах. «Я более двух месяцев готовился ко дню голосования. 8 сентября должно было выйти несколько моих статей. Человек, который, как я думаю, связан с префектурой ЗАО, сказал „закрыть меня до понедельника“». Адвокат добавила, что действия охранника были «ни обоснованными, ни адекватными ситуации», а умысла нарушить общественный порядок у ее подзащитного не было.

«Он пытался защитить свое право на досрочное голосование и возмущался незаконными действиями сотрудника, который препятствовал его избирательному праву, — сказала адвокат. — Описание в рапортах сотрудников полиции, а именно, что Егоров вел себя „неадекватно, размахивал руками“ — оценочное суждение, и только „выражался нецензурной бранью в общественном месте“ — признак правонарушения». В этой связи защита попросила прекратить дело или же назначить Егорову наименьшее наказание. Адвокат добавила, что поднимала вопрос о вызове скорой из-за самочувствия Егорова, сам Владимир объяснил, что у него «ожирение печени», повышенное давление и диабет. Адвокат ходатайствовала вызвать охранника и запросить видеозаписи с камер видеонаблюдения, но суд отказал. Защита снова попросила прекратить дело из-за нарушения порядка сбора доказательств, но суд еще раз отказал и удалился для вынесения постановления.

Пока судьи не было, Егоров впервые за все это время что-то съел — дочь дала ему булочку, без всякого возражения со стороны приставов. Вернувшаяся судья Венера Бочарова постановила арестовать Владимира на пять суток с учетом содержания в ОВД, так что ему остается трое суток административного ареста. «Поздравляю!  — сказала адвокат Ольга Пельше Владимиру.  — Трое суток, считай, оправдательный приговор». Егорова вывели из суда в наручниках.

Вилку Никите вернули.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: